Следующая новость
Предыдущая новость

Парень, Арктика, ледокол: Митя Фомин об экспедиции к Северному полюсу, о страхе перед пустотой и эклектике в жанре

10.10.2019 21:11

Парень, Арктика, ледокол: Митя Фомин об экспедиции к Северному полюсу, о страхе перед пустотой и эклектике в жанре

Большинство людей живут и не подозревают, откуда берутся продукты в магазинах, откуда берется вода и вообще все. У них стойкое ощущение, что эти уже элементарные блага цивилизации были всегда, и иначе не может быть.

Один мой друг, живущий недалеко от меня на Рублевке в собственном большом охраняемом доме, по выходным принимает гостей, закатывает им грандиозные ужины, к нему приезжают красиво одетые, довольные, самодостаточные люди, которые пьют вино, делятся новостями, смотрят хорошие фильмы и просто прекрасно проводят время… Так вот этот друг однажды оказался в одном из городов Северного Кавказа. И картинка перед глазами изменилась, реальность пошатнулась и померкла. Помимо культурологических достопримечательностей, он увидел бесконечное количество кордонов и постов, на которых у людей проверяли документы, обеспечивая безопасность. Учитывая локацию этой неспокойной на карте нашей страны точки (ведь нет необходимости напоминать, какие новости оттуда приходят порой и до сих пор), к сожалению, пока такие проверки в порядке вещей. И так тоже может быть. Помню, я тогда ему сказал: "Теперь ты знаешь, какими силами обеспечивается твой покой на Рублевке".

Это касается не только Рублевки, а очень многих регионов нашей страны, и дело не в безопасности, а в образе мышления. Те, кто никогда не соприкасался с насилием и терроризмом, удивляются подобным мерам безопасности. Так и мы, привыкшие к благам цивилизации, никогда не задумываемся, откуда что берется.

В этой поездке я проследил путь извлечения из недр земли той самой энергии, тех самых полезных ископаемых, которыми богата наша страна и благодаря которым мы живем. А это свет, это топливо, это вода, — все те вещи, которые как будто сами материализуются в обычной российской квартире, но на самом деле нет. Их делают люди своими руками, своим трудом. Это огромная цепочка рабочих взаимоотношений, и каждый шаг, каждый жест этой цепочки необыкновенно важен. Я хотел бы, чтобы этот очерк о недельном пребывании на ледоколе вы соизмеряли с вашим привычным образом жизни.

Об удаче

Мне повезло. Этой весной у меня появилась возможность присоединиться к экипажу одного из пяти действующих на данный момент, самого мощного в мире атомохода. Это огромная ярко-красная махина длинной 159 метров, шириной 30 метров и весом в 23 тысячи тонн (я эту цифру даже представить не могу), которая в течение года выполняет стратегические задачи, прокладывая путь караванам в Арктических морях среди белоснежных льдов. Представили картинку? Это государственный объект, попасть на который практически невозможно. Даже с учетом моего везения к этой поездке моя команда готовилась полтора года: мы согласовывали наше присутствие на ледоколе, количество участников, прилет в закрытый порт Саббета, откуда в тот момент была возможность присоединиться к экипажу. Отправляли свои данные вплоть до серийного номера каждого электронного устройства, которое берем на борт. Около года мы ждали дату: то растаяли льды, то началась полярная ночь, то появилась возможность поехать, но только на две недели без возможности сойти на сушу, а у нас уже дела в Москве. И в марте этого года все наконец случилось!

О начале путешествия

Мы прилетели на специальном чартерном рейсе, который перевозит только работников вахты, в закрытый город Саббета. Это удивительное место, где еще немногим более 10 лет назад оставалось 19 человек населения. Поселок хотели закрыть, но буквально на глазах здесь случился технологический прорыв — был основан флагманский проект компании "Новатэк" по добыче, сжижению и поставкам природного газа ОАО "Ямал СПГ". Для нас провели экскурсию по поселку, который заполонили вахтовики, познакомили с передовыми способами добычи природного газа и новыми экологичными принципами работы на этом стратегически важном для России объекте. А еще мы познакомились с местным населением — ненцами.

Вы удивитесь, но на севере нашей страны еще есть люди, которые ночуют в чумах, носят самостоятельно сшитые шкуры, занимаются рыболовством, оленеводством и виртуозно ориентируются в тундре по солнцу. Такую семью мы встретили в поселке — они приехали продавать вахтовиками свой свежий улов — рыбу. Если вы когда-то видели в учебниках людей в национальных костюмах русского севера, это была именно такая картинка. До тех пор, пока глава семейства не достал из кармана оленьего тулупа iPhoneX (последняя на тот момент модель) и не подошел к навороченному снегоходу Yamaha, на который бойко вскочила прирученная лайка.

А дело в том, что компания "Новатэк", которая построила здесь завод, обязана учитывать любые интересы местного населения — именно поэтому для ненцев в тундре строится жилье, открываются школы, привозятся преподаватели, покупаются средства связи и транспорт. Мы провели здесь полдня, и на небольшом дизельном ледоколе "Юрибей" нас доставили на борт "50 лет Победы".

Парень, Арктика, ледокол: Митя Фомин об экспедиции к Северному полюсу, о страхе перед пустотой и эклектике в жанреПарень, Арктика, ледокол: Митя Фомин об экспедиции к Северному полюсу, о страхе перед пустотой и эклектике в жанре

О людях

Состав экипажа ледокола — более 100 человек. Все они работают вахтовым методом — четыре месяца проводят в море, четыре месяца отдыхают дома или кто-то продолжает работать на суше. Меня это потрясло! Больше ста дней в таком огромном, но все же замкнутом в море пространстве, вдали от близких, с регулярной, но ограниченной возможностью держать связь. Я бы, наверное, не смог. Удивительно, но каждый из тех, с кем мы знакомились, на вопрос о выборе профессии отвечал: "Я очень люблю море".

Первые два дня нас сторонились — к нам присматривались. Потом с нами стали здороваться и улыбаться. Когда мы уезжали — были те, кто плакал, остальные провожали с улыбкой сожаления.

Подозреваю, мы своими съемками все-таки изменили порядок размеренной жизни "ледокольцев". Занимать свободное от работы время здесь каждому приходится самостоятельно. Это не вечер провести в Москве: захотел пошел в театр, захотел в кино, захотел с друзьями встретился в баре или познакомился с кем-то в интернете и договорился о случайном свидании. На борту есть библиотека, музыкальный салон, спортивный и тренажерный залы, баскетбольное поле, баня, бассейн — круто! Но в масштабах длительных рейсов, согласитесь, перечень развлечений достаточно ограничен?

Уже 12 лет — столько же лет ледоколу — на нем работает буфетчицей "морская волчица" (видели бы вы ее татуировки!), очаровательная Оля Гостева из Мурманска, она здесь практически со дня основания (интервью с ней есть у меня на YouTube-канале). Все свободное от работы время в море она расписывает тарелки и картины. Говорит, что рисовать не умеет, а просто перерисовывает готовые изображения — мне она тоже подарила такую тарелку, и это лучший сувенир, который я только мог привезти из Арктики! Пока Оля в море, к ней в очередь в Мурманске записываются на татуировки — не так давно она освоила этот вид искусства. Ее дочери сейчас 29 лет. Во время предшествующего нашему рейса, за 11 дней до возвращения Оли домой, ее дочь пережила клиническую смерть — что-то случилось с желчным пузырем, и ее погрузили в искусственную кому. Я даже не представляю, что такое для матери — находиться вдали от берега в такой ситуации, без возможности оставить службу и сойти на землю. Началась череда согласований: собрали консилиум, приняли решение списать Олю с рейса, но она осталась — за 4 дня до ее возвращения дочь благополучно вышла из комы. Сейчас вспоминает эту историю с невеселой улыбкой, пожимает плечами: "Так у всех… У кого-то мама болеет. Вот это тяжело. Мы здесь, а там у нас жизнь".

Мне хотелось подарить частицу этой жизни, этого тепла, которого в избытке у каждого из нас, кто на суше, тем, кто этой возможности лишен. И я выступил в музыкальном салоне ледокола, пригласив всех членов экипажа. Так я стал первым в истории артистом, чей концерт прошел в открытом море, на борту атомохода, во время следования по Северному морскому пути.

Парень, Арктика, ледокол: Митя Фомин об экспедиции к Северному полюсу, о страхе перед пустотой и эклектике в жанре

О жизни на ледоколе

Каждое лето атомоход отправляется в арктический круиз к Северному полюсу: туристы видят белых медведей, птичьи базары, для них устраивают барбекю на отметке 90°00′00" северной широты и купание в проруби. Присоединиться к этому путешествию может каждый желающий — нужно только успеть занять место, мероприятие популярно среди туристов всего мира. И скопить необходимую сумму денег — стоит такой круиз от 25 тысяч долларов.

Во время нашего путешествия все было иначе. Мы отправились не в круиз, а присоединились к экипажу во время его рабочих будней. Нам выделили одноместные каюты с иллюминаторами, причем на одной палубе с капитаном. Моя, как начальника экспедиции, был особенно просторная — крохотная спальня, кабинет, софа, шкафы, тумбы, офисное кресло, собственный санузел, прихожая. Напоминает быт в доме отдыха советских пансионатов. Питание здесь четко организовано — четыре раза в день по громкой связи экипаж приглашают на завтрак, обед, полдник и ужин. На прием пищи выделен строго час и время совпадает с пересменкой, когда одна вахта заканчивает работу, а вторая заступает. Кормят здесь просто на убой. Даже несмотря на то, что от ужина я традиционно отказывался, заменяя его спортзалом, какой-то плюс в кг все равно привез.

Громкая связь на ледоколе работает исключительно с целью трансляции сообщений, важных для работы экипажа. Но однажды по ней объявили, например, что по левому борту видны тюлени (конечно, специально для нас). Мы бросили все и кинулись на открытую палубу смотреть — увидели.

О капитане

Руководит этим огромным механизмом строгий, но чуткий и внимательный капитан Олег Михайлович Щапин, заслуженный работник транспорта Российской Федерации и "Почетный полярник". Он лично встретил нас на борту, сурово поздоровался, представился, проводил на палубу и первое, что сделал — распределил по шлюпкам на случай аварийной ситуации.

Уже через час, разложив багаж в каютах, мы встретились в его кабинете. Первое, на что я обратил внимание, был герб Российской Федерации. Вторым был спатифиллум — пышный, яркий, зеленющий цветок, который водится в Центральной и Южной Америке, то есть за 7 тысяч километров от арктических широт. Оказалось, в суровых северных условиях за цветком капитан ухаживает лично! Здесь же огромная книга записи от почетных гостей ледокола, на первой странице пожелание и автограф Владимира Владимировича Путина, и галерея знаковых фотографий. Среди них фото во время эстафеты передачи Олимпийского огня в октябре 2013 года. Именно ледокол "50 лет Победы" установил тогда сразу несколько рекордов: впервые Олимпийское пламя осветило Северный полюс, впервые атомоход пришел на Северный полюс в условиях полярной ночи и впервые сделал это в рекордное время. Путь от Мурманска до Северного полюса занял 91 час 12 минут, хотя в среднем рейс в одну сторону 5-6 дней.

Парень, Арктика, ледокол: Митя Фомин об экспедиции к Северному полюсу, о страхе перед пустотой и эклектике в жанре

О съемках

Самое необходимое в Арктике — солнце. Самое необходимое в красивом кадре — правильный свет. Каждый день мы вставали на рассвете и оценивали ситуацию — в это время уже примерно понятно, будет ли сегодня нужный свет. Мы использовали каждую возможность сделать красивый кадр: только выглядывало солнце — мы бежали на палубу снимать. Увидели, что красиво ломаются льдины — снова мгновенно одеваемся и выходим с камерами. За 5 дней путешествия мы сняли, кажется, каждый сантиметр ледокола изнутри и снаружи, у нас было огромное количество материала, но не хватало главного — кадров извне. Для этого нужно было выйти на лед.

Но ледокол невозможно остановить потому, что Митя Фомин вдруг захотел сделать кадр для своего нового видео. Судно следует определенному расписанию и решает строго ограниченные во времени задачи. Каждый день мы ходили к капитану узнавать о выходе на лед, и каждый день эта операция откладывалась. Накануне нашего отъезда он нашел возможность, и случилось это в самый неожиданный момент. Нас разбудили тревожным звонком в каюты в 4 утра — через 3 минуты мы были прямо в пижамах на капитанском мостике и услышали от Олега Михайловича: "Мы подошли к льдине, сейчас разверну курс на солнце, у вас будет время до 6 утра, дальше мы следуем по курсу". Мы умчали собираться, а в это время для нас уже готовили подъемный кран, чтобы опустить на льдину.

Времени до 6 утра нам хватило — мы сделали фантастические кадры, которые стали основополагающими в моем новом видео "На вершине мира", и облетели коптером ледокол. Команда была счастлива.

О чувствах

Толщина льда в месте нашего выхода была 75 сантиметров. Вокруг ледокола — бесконечная белая пелена, из-за которой изредка пробивается весеннее солнце. Мы делали кадр, в котором я шел от ледокола вдаль, точнее, в никуда. Корабль остался позади, камеры и команда тоже, подо мной уснувшая (как поется в моей новой песне) вода, впереди — ничего. В этот момент меня охватила паника. Я пытался смотреть вперед, в сторону горизонта, через бесконечную белую мглу, но понимал, что впереди на тысячи километров ни души — стало страшно. Я таких ощущений не испытывал никогда. И нигде на Земле не видел такого пейзажа.

Парень, Арктика, ледокол: Митя Фомин об экспедиции к Северному полюсу, о страхе перед пустотой и эклектике в жанре

Об эклектике

Некоторое время назад HELLO! писали о романтичной истории любви премьера Большого театра Дениса Родькина и балерины Большого Элеоноры Севенард, внучатой племянницы Матильды Кшесинской. Эта красивая пара стала героями и моей новой работы. Это не первый опыт в мировой культуре, когда звезды балета становятся героями видео эстрадных исполнителей. Я вдохновился клипом ирландского исполнителя Hozier, в котором увидел Сергея Полунина, провел параллель и позвонил Денису. Рад, что он согласился, практически не раздумывая. Сейчас время эклектики, смешения стилей, жанров, форматов, и мне хотелось этого смелого эксперимента. Работой остались довольны и я, и ребята. Наш союз только подтвердил, что классическое и современное искусство могут удачно сосуществовать.

ПутешествияМитя ФоминМитя Фомин новости

Источник

Последние новости