Следующая новость
Предыдущая новость

Шарлотта Генсбур о своей новой жизни в Америке, материнской вере и бабушкиных пирожках

02.03.2019 21:01

Шарлотта Генсбур о своей новой жизни в Америке, материнской вере и бабушкиных пирожках

"Сегодня дивная погода. Вы не против, если я поговорю с вами во время прогулки?" — вежливо предлагает в трубку Шарлотта, и ее тут же заглушает сирена полицейской машины. В Москве 9 вечера, а на том конце провода, в Нью-Йор­ке, — разгар дня, крики прохожих и тихий голос французской актрисы, которая теперь живет в Америке. Мы созваниваемся обсудить ее новый фильм — экранизацию авто­биографического романа Ромена Гари "Обещание на рассвете", но вскоре выходим за рамки означенной темы. Сыграв в картине мать, которая предрекает своему сыну великое будущее, Шарлотта многое может рассказать об отношениях между родителями и детьми. Дочь известного певца Сержа Генсбура и актрисы Джейн Биркин, она с детства боролась с чужими ожиданиями и собственными противоречиями, но всегда оставалась верна себе. И теперь, отвечая на каждый вопрос, старается говорить как можно честнее — ей важно быть понятой.

Четыре года назад Шарлотта вместе с мужем и детьми перебралась из Парижа в Нью-Йорк. Но в родную Францию по личным и рабочим делам актриса возвращается очень часто. На фото — на Каннском кинофестивале, 2017 год

Слышала, что вы беретесь лишь за те проекты, которые по-настоящему трогают. Чем вас задела эта история?

Во-первых, "Обещание на рассвете" — экранизация чудесной книги Ромена Гари. Во-вторых, режиссер Эрик Барбье — большой интеллектуал, который тщательно передал на экране дух романа. И никто раньше не предлагал мне ничего столь масштабного: сыг­рать женщину, так преданно верящую в то, что ее сын добьется всего на свете. Ее вера удивительна, а ее судьба — от эмиграции из России до жизни во Франции — полна не­ожиданных поворотов.

Ее судьба в чем-то еще и повторяет опыт вашей бабушки (мать Сержа Генсбура бежала из России после революции. — Ред.)…

Представляете, до съемок я плохо знала ее биографию — бабушка не любила говорить о прошлом. В нашей семье она всегда была примером человеческой стойкости, а также хранителем традиций: например, часто готовила блюда русской кухни. А еще она почему-то больше всего любила именно отца, а не его сестер. Не то чтобы она была жестокой женщиной, но мои тети ее побаивались.

Шарлотта Генсбур о своей новой жизни в Америке, материнской вере и бабушкиных пирожкахСерж Генсбур и Джейн Биркин с месячной Шарлоттой

Она не учила вас готовить русские блюда?

Бабушка ушла из жизни, когда мне было 13 лет. В том возрасте меня больше интересовали сами ее кулинарные изыски, а не то, как их приготовить. (Смеется.) К счастью, старшая сестра моего отца переняла все эти рецепты. Я и сама хорошо помню бабушкины borsch и pirozhki… Они были очень вкусные.

В кино ваша героиня проходит путь от 30 до 60 лет. Много грима пришлось накладывать?

А то! Моему облику добавили не только морщин, но и не один десяток килограммов, чтобы сделать настоящую старушку с грузным животом. Мне понравилось, что в кои-то веки не надо было беспокоиться, насколько красиво я выгляжу. Кстати, ради нескольких сцен в преклонном возрасте приходилось проводить у гримера по четыре часа. Не представляю, как выдерживают актеры, которым нужно делать это каждый день!

Шарлотта Генсбур о своей новой жизни в Америке, материнской вере и бабушкиных пирожках"Обещание на рассвете" — экранизация автобиографии писателя Ромена Гари. Обладатель Гонкуровской премии, дипломат и знаменитость, в книге (и на экране) он признается в любви своей матери, которая верила в его успех с самого его детства. Главные роли в картине сыграли Шарлотта Генсбур и Пьер Нинэ. В российский прокат фильм выходит 28 февраля

Шарлотта Генсбур о своей новой жизни в Америке, материнской вере и бабушкиных пирожках

Ваша героиня видит сына великим писателем и дипломатом. Вы строили насчет своих детей такие грандиозные планы?

Не без этого. Я сама всегда любила танцы, но, к сожалению, особого таланта к ним у меня не было. Всегда хотелось, чтобы кто-то из детей (у Шарлотты две дочери и сын. — Ред.) построил карьеру именно в этой сфере. Но со временем пришлось смириться с неутешительным фактом: все, с чем связана моя жизнь, совсем неинтересно моим детям. У них свои мечты и желания, и, как только я пыталась подтолкнуть их к чему-то, они начинали сопротивляться.

И вы решили отпустить ситуацию?

Именно. Я вовремя вспомнила своих родителей: они никогда не заставляли меня заниматься тем, что мне не нравится. Кино и музыкой я увлеклась сама, это было именно мое решение. Уверена: когда ты сам делаешь выбор, то осознаешь, что именно ты ответственен за свою жизнь.

Шарлотта Генсбур о своей новой жизни в Америке, материнской вере и бабушкиных пирожках21-летний Бен, 16-летняя Алис и 7-летняя Джо не связывают свою жизнь с кино и музыкой, но с радостью участвуют в проектах мамы: недавно Бен снялся в клипе на песню Шарлотты Ring-A-Ring O’ Roses, а ее дочери — в ролике Deadly Valentine

Шарлотта Генсбур о своей новой жизни в Америке, материнской вере и бабушкиных пирожкахАлис

Шарлотта Генсбур о своей новой жизни в Америке, материнской вере и бабушкиных пирожкахДжо

И никто от тебя ничего не ждет и не требует?

Как-то так, да. От меня, впрочем, ожидали довольно многого, просто это были окружающие, а не близкие родствен­ники. Я ведь выбрала ту же профессию, что и родители. Поначалу было сложно представить, что я смогу показать достойный результат на их фоне. Всю жизнь я борюсь с ассоциациями, которые вызывает у людей моя фамилия, и лишь в последние годы почувствовала себя своей в профессии. Оглядываясь, радуюсь, что пришла в кино так рано — в 12 лет. У меня не было времени на рефлексии и сомнения — они пришли, когда я повзрослела и идти на попятную было уже поздно. Не завидую молодым людям, которым приходится решать свою судьбу в 18 лет. Стать главным героем своей жизни порой бывает очень сложно. У меня же это произошло словно само собой.

Ваши родители вели пуб­личный образ жизни, от которого вас не всегда получалось оградить. Пытаетесь не повторить их ошибок и защитить детей от лишнего внимания?

Хорошо помню тот момент, когда мать с отцом расстались и обожание прессы тут же сменилось агрессией. Я для себя сразу решила, что буду скрывать подробности личной жизни. Но пару лет назад что-то изменилось: я осознала, что хочу вовлекать детей в свою работу. Например, сняла дочек в музыкальном клипе на песню Deadly Valentine из нового альбома Rest. C Иваном (режиссер Иван Атталь — гражданский муж Шарлотты. — Ред.) мы вместе создали фильм, в главной роли — наш сын Бен. Возможно, теперь я сама делаю детей более уязвимыми для прессы, но отказать себе в удовольствии от работы с ними не могу.

Шарлотта Генсбур о своей новой жизни в Америке, материнской вере и бабушкиных пирожкахШарлотта часто называет отца мужчиной своей жизни. Когда его не стало, актрисе было 19 лет. Примерно в это же время она познакомилась на съемках с режиссером и актером Иваном Атталем, и с тех пор они неразлучны

К тому же вы сами выбираете, что показывать, а что нет, а не фотографы.

Это лишь иллюзия контроля, поверьте. В прошлом во Франции я много раз судилась с газетами, когда в них появлялись наши "папарацционные" снимки, — и всегда выиг­рывала. Но недавно хотела сделать то же самое в Америке — и ничего не получилось. Мне сказали: "Вы сами показываете своих детей в кино, а значит, ваши границы приватности изменились". К счастью, в Нью-Йорке нас узнают не так часто, как в Париже, здесь спокойнее.

Вы поэтому переехали в Америку?

Частично и поэтому, да. Франция навсегда останется моим домом, но в Нью-Йорке у меня словно открылось второе дыхание, началась новая глава жизни. Это место бесконечной свободы, где я дышу полной грудью и совсем не волнуюсь о том, как выгляжу. Просыпаюсь каждое утро, отвожу детей в школу и просто иду гулять по городу, в джинсах и куртке. Мне на все наплевать, и это прекрасно! (Смеется.)

И что же, совсем не следите за новинками индустрии, не ходите на показы?

Я люблю моду, и мне нравится иногда красиво нарядиться на премьеру, но fashion-индустрия всегда была для меня про людей, а не про тренды. Я обожаю Николя Жескьера времен его периода в Balenciaga, Энтони Ваккарелло в Saint Laurent… До знакомства с ними я стеснялась своего тела, не нравилась себе, но они превратили моду в увлекательную игру, а примерку одежды — в способ самопознания. Но то дорожки. В обычной жизни с трудом подбираю вещи и, если найду что-то подходящего кроя, вцеплюсь мертвой хваткой. Правда, до сих пор не подобрала себе идеальную пару джинсов. Возможно, в будущем сама создам марку одежды, чтобы помочь таким же несчастным, как я, обрести счастье. (Смеется.) И даже заведу для этого дела аккаунт в Instagram, которого у меня нет: буду использовать его как площадку для рассказа о работе и творчестве.

И на кого из знаменитос­тей подпишетесь?

Ни на кого! Не считайте это снобизмом, просто для меня соцсети совсем не инструмент общения. Так и напишите: актриса Шарлотта Генсбур ужасно старомодна и предпочитает общаться с людьми при личной встрече. (Смеется.)

Шарлотта Генсбур Шарлотта Генсбур новости

"Сегодня дивная погода. Вы не против, если я поговорю с вами во время прогулки?" — вежливо предлагает в трубку Шарлотта, и ее тут же заглушает сирена полицейской машины. В Москве 9 вечера, а на том конце провода, в Нью-Йор­ке, — разгар дня, крики прохожих и тихий голос французской актрисы, которая теперь живет в Америке. Мы созваниваемся обсудить ее новый фильм — экранизацию авто­биографического романа Ромена Гари "Обещание на рассвете", но вскоре выходим за рамки означенной темы. Сыграв в картине мать, которая предрекает своему сыну великое будущее, Шарлотта многое может рассказать об отношениях между родителями и детьми. Дочь известного певца Сержа Генсбура и актрисы Джейн Биркин, она с детства боролась с чужими ожиданиями и собственными противоречиями, но всегда оставалась верна себе. И теперь, отвечая на каждый вопрос, старается говорить как можно честнее — ей важно быть понятой.

Шарлотта Генсбур о своей новой жизни в Америке, материнской вере и бабушкиных пирожкахЧетыре года назад Шарлотта вместе с мужем и детьми перебралась из Парижа в Нью-Йорк. Но в родную Францию по личным и рабочим делам актриса возвращается очень часто. На фото — на Каннском кинофестивале, 2017 год

Слышала, что вы беретесь лишь за те проекты, которые по-настоящему трогают. Чем вас задела эта история?

Во-первых, "Обещание на рассвете" — экранизация чудесной книги Ромена Гари. Во-вторых, режиссер Эрик Барбье — большой интеллектуал, который тщательно передал на экране дух романа. И никто раньше не предлагал мне ничего столь масштабного: сыг­рать женщину, так преданно верящую в то, что ее сын добьется всего на свете. Ее вера удивительна, а ее судьба — от эмиграции из России до жизни во Франции — полна не­ожиданных поворотов.

Ее судьба в чем-то еще и повторяет опыт вашей бабушки (мать Сержа Генсбура бежала из России после революции. — Ред.)…

Представляете, до съемок я плохо знала ее биографию — бабушка не любила говорить о прошлом. В нашей семье она всегда была примером человеческой стойкости, а также хранителем традиций: например, часто готовила блюда русской кухни. А еще она почему-то больше всего любила именно отца, а не его сестер. Не то чтобы она была жестокой женщиной, но мои тети ее побаивались.

Шарлотта Генсбур о своей новой жизни в Америке, материнской вере и бабушкиных пирожкахСерж Генсбур и Джейн Биркин с месячной Шарлоттой

Она не учила вас готовить русские блюда?

Бабушка ушла из жизни, когда мне было 13 лет. В том возрасте меня больше интересовали сами ее кулинарные изыски, а не то, как их приготовить. (Смеется.) К счастью, старшая сестра моего отца переняла все эти рецепты. Я и сама хорошо помню бабушкины borsch и pirozhki… Они были очень вкусные.

В кино ваша героиня проходит путь от 30 до 60 лет. Много грима пришлось накладывать?

А то! Моему облику добавили не только морщин, но и не один десяток килограммов, чтобы сделать настоящую старушку с грузным животом. Мне понравилось, что в кои-то веки не надо было беспокоиться, насколько красиво я выгляжу. Кстати, ради нескольких сцен в преклонном возрасте приходилось проводить у гримера по четыре часа. Не представляю, как выдерживают актеры, которым нужно делать это каждый день!

Шарлотта Генсбур о своей новой жизни в Америке, материнской вере и бабушкиных пирожках"Обещание на рассвете" — экранизация автобиографии писателя Ромена Гари. Обладатель Гонкуровской премии, дипломат и знаменитость, в книге (и на экране) он признается в любви своей матери, которая верила в его успех с самого его детства. Главные роли в картине сыграли Шарлотта Генсбур и Пьер Нинэ. В российский прокат фильм выходит 28 февраля

Шарлотта Генсбур о своей новой жизни в Америке, материнской вере и бабушкиных пирожках

Ваша героиня видит сына великим писателем и дипломатом. Вы строили насчет своих детей такие грандиозные планы?

Не без этого. Я сама всегда любила танцы, но, к сожалению, особого таланта к ним у меня не было. Всегда хотелось, чтобы кто-то из детей (у Шарлотты две дочери и сын. — Ред.) построил карьеру именно в этой сфере. Но со временем пришлось смириться с неутешительным фактом: все, с чем связана моя жизнь, совсем неинтересно моим детям. У них свои мечты и желания, и, как только я пыталась подтолкнуть их к чему-то, они начинали сопротивляться.

И вы решили отпустить ситуацию?

Именно. Я вовремя вспомнила своих родителей: они никогда не заставляли меня заниматься тем, что мне не нравится. Кино и музыкой я увлеклась сама, это было именно мое решение. Уверена: когда ты сам делаешь выбор, то осознаешь, что именно ты ответственен за свою жизнь.

Шарлотта Генсбур о своей новой жизни в Америке, материнской вере и бабушкиных пирожках21-летний Бен, 16-летняя Алис и 7-летняя Джо не связывают свою жизнь с кино и музыкой, но с радостью участвуют в проектах мамы: недавно Бен снялся в клипе на песню Шарлотты Ring-A-Ring O’ Roses, а ее дочери — в ролике Deadly Valentine

Шарлотта Генсбур о своей новой жизни в Америке, материнской вере и бабушкиных пирожкахАлис

Шарлотта Генсбур о своей новой жизни в Америке, материнской вере и бабушкиных пирожкахДжо

И никто от тебя ничего не ждет и не требует?

Как-то так, да. От меня, впрочем, ожидали довольно многого, просто это были окружающие, а не близкие родствен­ники. Я ведь выбрала ту же профессию, что и родители. Поначалу было сложно представить, что я смогу показать достойный результат на их фоне. Всю жизнь я борюсь с ассоциациями, которые вызывает у людей моя фамилия, и лишь в последние годы почувствовала себя своей в профессии. Оглядываясь, радуюсь, что пришла в кино так рано — в 12 лет. У меня не было времени на рефлексии и сомнения — они пришли, когда я повзрослела и идти на попятную было уже поздно. Не завидую молодым людям, которым приходится решать свою судьбу в 18 лет. Стать главным героем своей жизни порой бывает очень сложно. У меня же это произошло словно само собой.

Ваши родители вели пуб­личный образ жизни, от которого вас не всегда получалось оградить. Пытаетесь не повторить их ошибок и защитить детей от лишнего внимания?

Хорошо помню тот момент, когда мать с отцом расстались и обожание прессы тут же сменилось агрессией. Я для себя сразу решила, что буду скрывать подробности личной жизни. Но пару лет назад что-то изменилось: я осознала, что хочу вовлекать детей в свою работу. Например, сняла дочек в музыкальном клипе на песню Deadly Valentine из нового альбома Rest. C Иваном (режиссер Иван Атталь — гражданский муж Шарлотты. — Ред.) мы вместе создали фильм, в главной роли — наш сын Бен. Возможно, теперь я сама делаю детей более уязвимыми для прессы, но отказать себе в удовольствии от работы с ними не могу.

Шарлотта Генсбур о своей новой жизни в Америке, материнской вере и бабушкиных пирожкахШарлотта часто называет отца мужчиной своей жизни. Когда его не стало, актрисе было 19 лет. Примерно в это же время она познакомилась на съемках с режиссером и актером Иваном Атталем, и с тех пор они неразлучны

К тому же вы сами выбираете, что показывать, а что нет, а не фотографы.

Это лишь иллюзия контроля, поверьте. В прошлом во Франции я много раз судилась с газетами, когда в них появлялись наши "папарацционные" снимки, — и всегда выиг­рывала. Но недавно хотела сделать то же самое в Америке — и ничего не получилось. Мне сказали: "Вы сами показываете своих детей в кино, а значит, ваши границы приватности изменились". К счастью, в Нью-Йорке нас узнают не так часто, как в Париже, здесь спокойнее.

Вы поэтому переехали в Америку?

Частично и поэтому, да. Франция навсегда останется моим домом, но в Нью-Йорке у меня словно открылось второе дыхание, началась новая глава жизни. Это место бесконечной свободы, где я дышу полной грудью и совсем не волнуюсь о том, как выгляжу. Просыпаюсь каждое утро, отвожу детей в школу и просто иду гулять по городу, в джинсах и куртке. Мне на все наплевать, и это прекрасно! (Смеется.)

И что же, совсем не следите за новинками индустрии, не ходите на показы?

Я люблю моду, и мне нравится иногда красиво нарядиться на премьеру, но fashion-индустрия всегда была для меня про людей, а не про тренды. Я обожаю Николя Жескьера времен его периода в Balenciaga, Энтони Ваккарелло в Saint Laurent… До знакомства с ними я стеснялась своего тела, не нравилась себе, но они превратили моду в увлекательную игру, а примерку одежды — в способ самопознания. Но то дорожки. В обычной жизни с трудом подбираю вещи и, если найду что-то подходящего кроя, вцеплюсь мертвой хваткой. Правда, до сих пор не подобрала себе идеальную пару джинсов. Возможно, в будущем сама создам марку одежды, чтобы помочь таким же несчастным, как я, обрести счастье. (Смеется.) И даже заведу для этого дела аккаунт в Instagram, которого у меня нет: буду использовать его как площадку для рассказа о работе и творчестве.

И на кого из знаменитос­тей подпишетесь?

Ни на кого! Не считайте это снобизмом, просто для меня соцсети совсем не инструмент общения. Так и напишите: актриса Шарлотта Генсбур ужасно старомодна и предпочитает общаться с людьми при личной встрече. (Смеется.)

Шарлотта Генсбур Шарлотта Генсбур новости

Источник

Последние новости