Следующая новость
Предыдущая новость

Будь здоров! Гав-гав

29.12.2017 8:45

Будь здоров! Гав-гав

В новом году собаки.

Лабрадоры Мира, Клюква и Тиана заходят в редакцию "Уралинформбюро" чинно, нога в ногу — словно солдаты на параде. Движения четкие, спокойные – никакой суеты или растерянности в незнакомой обстановке. Собаки не сводят глаз с хозяек, те для них — вожаки "стаи": подают сигналы — сесть, лечь, подать лапу.

Мира, Клюква и Тиана – собаки-терапевты со стажем. За плечами — несколько лет работы в медицинских и социальных учреждениях уральской столицы. Собачья работа – это про них. Железная выдержка, стрессоустойчивость, стопроцентное послушание — чтобы работать с пациентами, зачастую очень непростыми, от хвостатых требуется немало навыков и умений.

Канис-терапия – одна из разновидностей анималотерапии, которая набирает обороты во всем мире. Особенно много четвероногих терапевтов в европейских странах – Польше, Бельгии, Франции. Канис-терапия решает задачи обширного спектра, в числе которых — реабилитация и социальная адаптация детей и взрослых людей с особенностями развития, фобиями и трудностями в коммуникативной сфере.

В Екатеринбурге канис-терапия развивается с 2010 года. О непростой и такой нужной собачьей работе корреспондентам "Уралинформбюро" рассказали специалисты автономной некоммерческой организации социально-психологической реабилитации "Краски жизни" Анна Катырева и Марина Иванова.

"Среди наших пациентов люди с различными генетическими заболеваниями: синдромом Дауна, детским церебральным параличом, задержкой речевого, умственного, эмоционального развития. Плюс — люди после инсультов и инфарктов, последствием которых стали ограниченные возможности здоровья. Реабилитацией занимаются педагоги, медики, психологи — разрабатывают программы в зависимости от имеющейся проблемы. А собака – это уже инструмент реабилитации", — рассказывает Марина Иванова.

Будь здоров! Гав-гав

Идеальная подготовка – один из главных залогов успешной работы четвероногих в канис-терапии.

"Обучение состоит из нескольких этапов. Первый – это курс общей дрессировки: без стопроцентного послушания своему хозяину или волонтеру собака на работу не выходит. Дальше — обучение специфике канис-терапии. Собака должна быть психологически готова к нюансам этой деятельности. Это может быть как групповая работа, где много людей, так и индивидуальная работа с людьми с ментальной инвалидностью, иными словами, психическими расстройствами. Собака должна знать, что ей делать в присутствии того или иного человека. Животные очень чутко считывают состояние людей и должны уметь правильно реагировать, в том числе, на стрессовые ситуации", — рассказывает Анна Катырева.

"Возьмите любой предмет, что-нибудь тяжелое, и уроните прямо перед собаками", — напутствует меня Марина Иванова. Я бросаю увесистый ежедневник на пол перед собачьими носами. Лабрадоры даже взглядом не ведут.

"Нас часто спрашивают, как пес должен реагировать на больных, детей, шум? Ответ один – никак. Это единственно правильная реакция рабочей собаки. Пока нет соответствующей команды — никакой самодеятельности. Абсолютно незнакомые люди идут на собак с костылями, ходунками, наезжают на них инвалидными колясками, треплют за хвост, уши и лапы. Провокации идут страшнейшие. Но… наш первый принцип — не навреди. Принесем мы пользу, не принесем, сколько мы ее принесем – вопрос двадцатый. Не навреди — это прежде всего", — отмечает Марина.

Естественно, находиться в таких условиях, а тем более, работать, очень непросто в психологическом плане. А потому, отмечают специалисты, далеко не каждый пес может трудиться в канис-терапии. Собаки с "корочками" делятся в зависимости от своих возможностей и характера. Одни эффективно трудятся в группе, другие – "волки-одиночки": для них комфортнее работать один на один с пациентом.

Собаки, как и люди, имеют свои предпочтения и возможности. Есть псы, которые хорошо работают в психиатрических клиниках, а другим это тяжело в эмоциональном плане. Им комфортнее трудиться в хосписе, где они энергично обходят палаты с пациентами, здороваются, общаются.

Размер собаки также имеет значение. "Не всем деткам можно дать маленькую собачку: в силу неконтролируемой агрессии, спастики (синдром, характеризующийся постоянным напряжением определенных групп мышц у человека – прим. ред.) они могут причинить животным вред. Поэтому в большей степени маленькие собачки рассчитаны на работу со взрослыми и детьми старшего возраста. Хотя – есть исключения. Не так давно к работе с детьми приступила чихуахуа, обученная специфике общения с малышами", — добавляет Анна.

Будь здоров! Гав-гав

В Екатеринбурге собаки работают в хосписе, психиатрической клинике и детском доме-интернате для умственно-отсталых детей. Кроме того, канис-терапевты и их питомцы участвуют в индивидуальных занятиях: работают над самооценкой, координацией движений, развитием речи, познавательных процессов и эмоционального интеллекта — спектр деятельности очень широкий.

"Надо понимать, что канис-терапия — это не панацея: собачку приложили, и диагноз снят. Это один из кусочков пазлов, который собирается, когда родители ребенка обращаются ко всем необходимым специалистам. Вкупе получается результат. С собакой можно работать и с речевыми, и с двигательными, и с ментальными проблемами. Такой универсальный инструмент", — рассказывает Анна.

Будь здоров! Гав-гав

Первое занятие – ознакомительное, а на последнем подводятся итоги: какие изменения произошли в поведении ребенка дома, в школе или садике, как он ведет себя с собакой на занятии — по сравнению с тем, что было раньше. Как правило, результаты видны уже на десятом занятии.

"Мы не шаман с бубном, не можем хлопнуть в ладоши – и человек выздоровел, — добавляет Марина. — Это тяжелая продолжительная работа, напрягаться в которой должен и сам пациент. А он не хочет, ему итак плохо и больно. Попробуйте заставить 3-летнего ребенка с ДЦП разжать ручку. Смотришь на него – сердце разрывается. А когда говоришь: "Пойдем, погладим собачку" – реакция совершенно другая. Собака в этом случае – отличный мотиватор!".

Хотя собаки работают без официального трудоустройства, и трудовых книжек у них нет, очень важно соблюдать режим их работы.

"Все зависит от темперамента животного. Некоторым после одного занятия нужно долго восстанавливаться, а другие могут заниматься по 3-4 раза в неделю. Важно помнить, что собака — это социальное существо, ей интересно работать и очень важно получать похвалу от хозяина. Она готова выкладываться и выкладываться. Мы можем, конечно, использовать животное, пока не иссякнет "батарея", но потом его не восстановить. Я всегда говорю – несмотря на кажущуюся возможность продолжать, лучше остановиться, потому что пес может активно работать одну неделю, вторую, а после третьей – уже не восстановится", — рассказывает Анна Катырева.

Специалисты подчеркивают – домашние собаки не могут быть терапевтами!

Будь здоров! Гав-гав
Анна Катырева с сыном Данилом и Тианой

"По той же причине, почему хирург не может оперировать своих родных. Собака умеет включаться в работу, умеет выключаться. Но все-таки пес – не человек, и, если он включается в работу, то трудится от начала до конца — пока пациент рядом. Если собака воспринимает домочадцев как пациентов, то будет работать 24 часа в сутки. Что от нее в итоге останется?" — рассказывает Анна Катырева.

Побочная особенность собак-терапевтов – если они находятся в обществе, где чувствуют эмоциональное или физическое напряжение, у них сразу же включается механизм "я работаю". Дома собака может быть товарищем, нянькой, но никак – не терапевтом.

Четвероногие очень тонко чувствуют пациентов, зеркалят эмоции людей, находящихся с ними в одном помещении. При этом каждая собака, по словам Марины Ивановой, проявляет себя по-своему. "Если мы в группе, Мира сразу же подходит к тому, кому сейчас хуже всех. Словно говорит: "Ну, обними меня. Тебе сразу полегче будет!". У Клюквы сочувствие деятельное. Она хватает игрушку и несет человеку "со словами": "Если ты мне покидаешь мячик – жизнь наладится! Вот прямо сейчас!"

Будь здоров! Гав-гав
Марина Иванова с Мирой и Клюквой.

Кристина ШАБУНИНА, София МУХАМЕДЬЯНОВА

Источник

Последние новости