Следующая новость
Предыдущая новость

Разговор с Софьей Капковой

14.09.2019 22:00

Разговор с Софьей Капковой

Наша встреча проходит в Центре ­документального кино — месте притяжения для мыслящих людей Москвы, которое Софья Капкова задумала семь лет назад. О каждом своем решении, будь то в личной или общественной жизни, она говорит очень спокойно, будто заранее знает, что все будет хорошо. Может, в этом и есть секрет успеха? Достаточно просто быть оптимистом. Софья Капкова и Светлана Бондарчук во время интервью в ЦДК

— Давай начнем с перемен в личной жизни. Ваш с Сергеем Капковым развод был неожиданностью. Я много раз видела вас вместе в общих компаниях после этой новости и отметила, что отношения у вас как минимум товарищеские.

— Мне сложно говорить про отношения двоих, ведь Сережи здесь нет. Но могу сказать за себя, что восемь лет назад, когда наша история началась, мне очень повезло. Не просто потому, что рядом оказался человек интересный, талантливый, умный, который в меня был влюблен, но и потому, что он взял ответственность и за меня, и за моих детей. Наши отношения гораздо больше, чем просто отношения мужчины и женщины. У Сережи есть двое детей, которых я тоже считаю своими, я им друг. Они — мое счастье. У нас есть общая дочь — Зои. В какой-то момент стало понятно, что мы хотим разного и о разном мечтаем. Я считаю, что в жизни нельзя отказываться от детей, от любви и от мечты. И я не могла допустить, чтобы Сергей отказался от своей мечты. И от своей я не готова. Мы остаемся друзьями, соратниками, партнерами, родителями. У нас много обязательств друг перед другом, но при этом каждый будет идти своей дорогой.

— Ты допускаешь вероятность, что ваши мечты могут соприкоснуться и вы опять будете вместе?

— Во-первых, никогда не говори «никогда». А во‑вторых, это история о том, что два взрослых, умных человека в какой-то момент решили, что развод — это лучше для всех.

— Не исключаешь, что у Сергея могут возникнуть новые отношения?

— Конечно, не исключаю. Я фаталист и оптимист. Разговор с Софьей Капковой«Я считаю, что в конце концов все будет хорошо. А если еще не хорошо, значит, это не конец» /Софья Капкова/

— Вас с Сергеем объединяет большое количество ваших, я бы сказала, общих детей. Понятно, что у твоих Насти и Ивана есть папа. У детей Сергея — ­Софьи и Ивана — есть мама. Но вы все равно для этих детей стали семьей. Они все живут с тобой?

— Они проводят много времени со мной. Ведь в XXI веке у многих нет такого традиционного уклада: дом, мама, папа, по­шли в школу, вернулись, погуляли во дворе… Уже нет. Мы не исключение. Я благодарна детям, что они такие мудрые. Да и к тому же лучшие друзья друг друга. У нас были непростые моменты, это нормальный путь. У меня удивительная, замечательная старшая дочка, которой в этом году будет 20 лет. В тот момент, когда были какие-то сложности, о которых не хочется вспоминать, она очень много вынесла на своих хрупких плечах… Без истерик, с большой любовью она приняла ребят. Иван уже учится в университете, Софья — в старшей школе. Каждый идет своей дорогой. Но они знают: что бы ни случилось, я всегда буду рядом, приму их любыми, я их люблю. Я все сделаю, чтобы они были счастливы, чтобы им было комфортно.

— У вас есть дочка с Сергеем — общая сестра для всех. Как старшие относятся к Зои?

Они ее очень любят. Воспринимают ее, наверное, как такую игрушку. С ней все фотографии для Snapchat и Instagram всегда получаются прекрасно. Она вызывает умиление, она обожает всех их друзей.Разговор с Софьей Капковой

Ты много времени проводишь в Нью-Йорке, Настя учится там. Расскажи, как проходит твой день.

— У нас есть новый проект, которым мы занимаемся последние два года (некоммерческий негосударственный проект ­M.ART создан для популяризации нового российского искусства за рубежом.  Ред.). Из-за него мы очень много времени проводим в Нью-Йорке, Тель-Авиве и Лондоне. Но не буду скрывать, что для меня Нью-Йорк — место силы. Это мой воздух, энергия. В то же время, вне зависимости от геолокации, мой распорядок дня всегда одинаковый. Я встаю очень рано. ­Я не завтракаю. Да и спортом не занимаюсь, как сейчас принято. Мне всегда нужно куда-то бежать, делать какие-то дела.

— Ты выпиваешь утром чашку кофе? Стакан воды?

— Да, пью воду и кофе со льдом. Живу обычной жизнью. Кстати, у меня нет разделения на рабочее и личное. Вся моя жизнь — это контроль за разными процессами, это, собственно, мое основное занятие в жизни. Мне нужно не просто придумать, но и довести все проекты до завершения. К счастью, бесчисленные мессенджеры, группы, чаты облегчают коммуникацию. Я многозадачный человек, и, когда я была маленькая, моя мама все время со мной ругалась, потому что я делала, например, уроки на полу, в растяжке на шпагате, в это время были включены телевизор, радио и к тому же я могла читать книжку… Мне это не мешает. Наоборот, я не могу находиться в тишине. В Нью-Йорке много хожу пешком, езжу на метро. В Москве люблю ездить за рулем. Хотя сейчас это стало почти невыносимо. Я везде хожу на театральные постановки, спектакли, концерты. При этом, например, в Нью-Йорке я могу быть собой: мне не надо краситься, думать, как я должна выглядеть. Для меня Нью-Йорк — город без стресса. Но, конечно, не стоит путать туризм с эмиграцией. Я не живу там, не вынуждена там зарабатывать. Поэтому отношусь к этому как к постоянным каникулам.

— Ты много лет была вегетарианкой, а недавно вообще отказалась от животных продуктов. Стала веганом. Расскажи об этом своем опыте.Разговор с Софьей Капковой

— Моя дочь все время говорила: «Мама, ты никакой не вегетарианец, ты фейкотриа­нец». От слова «фейк» — «подделка». Потому что я периодически срывалась на какие-то морепродукты и, если была голодная, могла съесть рыбу. А так, нестрогий вегетарианец я, наверное, лет 20. Когда я была беременна Зои, моя старшая дочь Настя, которая к тому моменту была веганом уже три года, предложила растить Зои как вегана. Настя очень активная, ее волнует мир во всем мире, она озабочена вопросом, какой мы оставим планету после себя. Это другое поколение, ее беспокоят темы, о которых я, если честно, не задумывалась. Моя дочь не носит кожаные изделия — ни сумки, ни обувь. Она очень последовательна в своих действиях, хотя это не так-то просто. Я в этом смысле не могу похвастаться ни выдержкой, ни таким стремлением менять мир к лучшему. Так вот, я согласилась попробовать, и с грудного молока Зои перешла на веганское питание. И где-то полгода назад я решила, что попробую сама на месяц стать веганом. Для меня самым сложным было отказаться от двух вещей: вонголе и сыра. Месяц прошел легко. И теперь я знаю точно, что к прежнему рациону не вернусь. Раньше быть веганом в Москве было сложновато. Настя говорила, что здесь можно вкусно поесть только во время поста. А теперь появилось большое количество модных лавочек, магазинчиков, где есть отличные веганские блюда.

— Я долгое время не ела мясо. И понимаю это состояние, когда ты перестаешь воспринимать некоторые продукты как съедобные. Мы же не едим, там, очки, телефон… (Смеется.)

— Ну да. Меня не раздражают запахи. ­Я отлично готовлю мальчишкам их любимую курицу в соусе терияки. Настя нормально к этому относится. Это тоже про толерантность и терпение. Нужно уважать выбор другого человека.

— Расскажи, как из журналистики ты пришла в сферу культурных институций. Заинтересовалась документалистикой, и это была личная история…

— Много лет я работала на телевидении, в новостной индустрии, была шеф-редактором и как продюсер снимала документальные фильмы. Лет девять назад мы с Катей Гордеевой, которая активно участвует в деятельности фонда Подари жизнь», сделали документальное кино «Победить рак». Главной героиней была моя мама… В основе фильма лежат ее дневники. В нем показано, что испытывает врач, когда оказывается по другую сторону. Я была продюсером этого проекта, фактически уговорив маму на всю эту историю. Мне казалось, что через фильм я могу ­ее вытягивать из сложного состояния. В Америке принято говорить о том, что с тобой происходит, у нас же только сейчас ситуация меняется. Это не значит, что нужно ныть, но очень важно какие-то вещи проговаривать. Я помню свои ощущения. Когда не знаешь, как помочь, как реагировать, кроме дурацкого слова «держись», ничего не приходит в голову. Меня спасла книга «Антирак. Новый образ жизни», на которую мы наткнулись, — она как раз про то, что нужно разговаривать о том, что происходит… Мама, кстати, по-прежнему работает врачом. Когда фильм был снят, мне было важно, чтобы его посмотрели. В тот момент мы запустили проект «Открытый показ»: каждую среду показывали документальные фильмы, люди их обсуждали. И я поняла, что хочу расти именно туда. В Нью-Йорке есть замечательное место — IFC Center. Это такой центр документального и арт-кино недалеко от парка Вашингтон-сквер. И я подумала: «Если это есть там, почему этого нет здесь?» Есть же аудитория. Я спросила себя: «Хочешь ли ты изменений? Готова ли ты пойти на риск?» И честно ответила: «Да». Так появился ЦДК.

— ЦДК — не только место, где можно посмотреть кино. Это и видеотека, и место встреч, и фестивали.

— Да. Еще мы работаем как прокатная компания. У нас есть довольно успешные релизы. И как продюсерская компания. Это значит, что мы вкладываемся в кинопроизводство. Например, фильм о большом русском писателе Владимире Сорокине «Сорокин трип», который мы поддерживали финансово, выходит в прокат более чем на 60 площадках по всей России, а потом он появится на нашей онлайн-платформе Nonfiction.film.

— Что такое Nonfiction.film?

— onfiction — это понятное и закономерное развитие ЦДК. В какой-то момент мы стали понимать, что хотим расти. Расти можно либо в регионы, либо в Интернет. Мы выбрали второе и создали платформу Nonfiction.film, на которую любой человек, вне зависимости от того, где он находится, может зайти. В принципе, это ЦДК у вас дома — подборка лучших документальных лент. Месячная подписка стоит 299 рублей. Можете купить и один фильм — это тоже стоит 299 рублей.Разговор с Софьей КапковойВ ЦДК, расположенный в одном из зданий Музея Москвы на Зубовском бульваре, вложена часть души Софьи. Она разработала концепцию заведения, участвовала в создании интерьеров и атмосферы этого места

— Какой смысл покупать отдельный фильм?

— Хороший вопрос. Ты удивишься, но мы получаем больше прибыли не с подписок, а с покупок. Я делаю вывод, что выросло новое поколение. Чему я правда рада. Еще 10 лет назад все смотрели фильмы на торрентах, процветали пираты. Даже не было такой дискуссии. Я, например, принципиально не смотрю ничего на пиратских торрентах и не разрешаю своим детям. У меня в какой-то момент был очень сложный спор с младшим сыном, потому что он был упрям и настойчив. Но я победила. Качать пиратские копии — как зайти в магазин и взять вещь. Это воровство. Поэтому я рада, что растет самосознание. У этого бизнеса большое будущее. Просто это такая история, которая «в долгую». Нужно уметь ждать. Я ждать умею.Разговор с Софьей КапковойНа фото — дочь Софьи Капковой Зои. Девочка родилась весной 2017 года. До встречи с Софьей Сергей Капков был женат на телеведущей Екатерине Гринчевской, в браке с которой у него родились сын Иван и дочь Софья. У Софьи Капковой также есть двое детей от предыдущего брака, с политиком и общественным деятелем Дмитрием Гудковым. После развода Сергей и Софья продолжают вместе воспитывать пятерых детей.

— Пять лет ты была продюсером ­фестиваля современной хореографии CONTEXT. Diana Vishneva. В этом году он будет проходить без тебя…

— Это опыт, которым я горжусь. До этого я не продюсировала фестивали. И сначала отказывалась: мне казалось, не справлюсь, слишком большая ответственность. Но отступать я не привыкла, а когда согласилась, думала, что это будет год-два. В итоге это вылилось в пять лет совершенно новой, интересной, яркой жизни. За это время изменился контент фестиваля, выросла команда, аудитория. Выросла я. Но в какой-то момент я несознательно совершила ошибку. Знаешь, такую часто совершают те, кто работает няней. Как бы ты ни прикипел к ребенку, ты всегда должен помнить, что у ребенка есть родители и им виднее, что для него будет лучше. Для меня это был проект, которым я занималась с утра до вечера, зачастую в ущерб многому другому. В общем, стало понятно, что нужно передоговариваться с «родителями». И мы стали обсуждать, каким мы видим будущее, что будет дальше, какие будут изменения. Обсуждали это я, как генеральный директор, и «родители» — те, кому принадлежит бренд: Диана Вишнёва, Дианин муж Константин и Дианин папа Виктор Геннадьевич. И мы были в диалоге примерно полгода, но стало понятно, что мы друг друга не слышим, и ребята решили, что дальше без меня им будет, наверное, проще. У нас люди стесняются ошибок. Ошибка — это провал. Все показывают только глянцевую сторону, свои успехи. Это неправильно, потому что ошибки — часть жизни. Я не говорю, что весь CONTEXT был моей ошибкой, — я рада, что он случился. Это колоссальный опыт. В то же время я рада, что больше не в CONTEXT. Надеюсь, мы разошлись ­достойно.

— Несколько раз мне доводилось общаться с великими балеринами, и было в них что-то общее: они очень строги, очень закрыты.

— У меня был замечательный тандем с Дианой, мне очень нравится быть вторым человеком при первом. Я отличный организатор, знаю свои плюсы и минусы. Умею «упаковывать» все, что можно упаковать. Но когда нужно ходить, улыбаться, «работать лицом»… Это та сторона жизни, которая мне не близка, для меня это стресс. Диана — блистательная балерина, по-прежнему одна из моих любимых танцовщиц. Это была командная игра, и по­этому фестиваль стал таким успешным.Разговор с Софьей КапковойСегодня Софья Капкова активно занимается популяризацией современного российского искусства. Проект M.ART показывает самые талантливые и актуальные постановки за рубежом

— Ты не теряла времени и занялась новым проектом — M.ART.

— Во время работы в CONTEXT я наблюдала за гастрольной деятельностью и задумывалась: почему Россия так скудно представлена? Конечно, есть Чехов и «Лебединое озеро», но мы же больше, чем это. И когда ты начинаешь это анализировать, понимаешь, что у государства свои приоритеты… Продвижением современного российского искусства должны заниматься люди, которые искренне увлечены этим. И я подумала: почему бы мне не попробовать? И ЦДК, и CONTEXT — большие проекты, которые начинались из маленького зернышка. Мы придумали между­народный проект M.ART. Cтали возить в Лондон, Израиль и Америку ярких представителей русской культуры, которые до этого не ездили на гастроли. Например, мне удалось уговорить Большой театр, и мы отвезли и в Лондон, и в Тель-Авив фрагмент балета «Нуреев» Кирилла Серебренникова — самый, на мой взгляд, яркий эпизод, который дает представление о том, что это за балет.Разговор с Софьей Капковой«Я отличный организатор. Но когда нужно ходить, улыбаться, «работать лицом», это для меня стресс»

— Главное событие этого лета — фестиваль в Авиньоне, в котором вы участвовали со спектаклем Кирилла.

— Если ты правильно посылаешь запросы в космос, тебя обязательно услышат. Кирилл Серебренников, мой друг, которого я безмерно люблю, уважаю, ценю не только как человека, но и как режиссера, уже показывал свои работы, созданные для «Гоголь-центра», на фестивале в Авиньоне. Фестиваль захотел сделать что-то вместе с Кириллом, а он предложил моей компании подключиться к проекту. Так появился спектакль utside, посвященный китайскому фотографу Рену Хангу, — очень личное высказывание Кирилла. Пресса была феноменально добра — одни восторженные отзывы. Билеты были распроданы сразу. За все семь дней нас посмотрело почти 3000 человек. При 30-градусной жаре, летом, во время отпусков, это большая цифра. Разговор с Софьей Капковой"Делай свое дело, иди за своей мечтой, не отказывайся от любви, помогай, когда можешь, и старайся отпускать то, что нужно отпустить"

— Ты с таким энтузиазмом об этом рассказываешь! У тебя вообще бывает упадок сил? Тебя не выбивают из колеи какие-то сложности, неприятные комментарии?

— Меня пугает, что наше общество такое озлобленное. Я думаю, что, чем сложнее ситуация в стране, тем напряженнее люди. Это как в доме: чем тяжелее у вас отношения с мужем, тем большей мегерой женщина становится на работе. Когда человек оказывается в ситуации, в которой он испытывает агрессию, несвободу, когда ему некомфортно, он это поведение проецирует и на весь мир. А злость можно как победить? Только добром. Больше никак. Делай свое дело, иди за своей мечтой. Не отказывайся от любви. Помогай, когда можешь помогать. Старайся отпускать то, что нужно отпустить. Действительно важно откуда-то энергию получать. Для кого-то это лес. Для кого-то — дети. Для кого-то — Нью-Йорк. А для кого-то — новый проект. Мне кажется, очень важно быть честным с самим собой. Слушать свою интуицию. Не идти туда, где деньги, слава, красивая, я не знаю, жизнь. А идти туда, куда сердце ведет. И тогда у тебя будет все. Это моя ­философия.

Источник

Последние новости